Книжный каталог

Василий Шукшин Петька Краснов рассказывает

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

«…А тут еще он волнуется, ему охота рассказать поярче, побольше – не так уж часто его слушают, да еще сразу столько людей. И всем, он понимает, интересно. – Народу-у, мля!.. – У него какая-то дурацкая привычка: чуть ли не после каждого слова приговаривать «мля». К этому привыкли, не обращают внимания. – Идёс, мля, по пляжу – тут баба голая, там голая – валяются. Идёс, переступаес через них… – Петька выговаривает: «переступас». – Совсем, что ли, голые? – Зачем? Есть эти, как их?.. купальники. Но это ж так – фиксия. – А ты как? Одетый? – Зачем?…»

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Шукшин: один день из сельской жизни Шукшин: один день из сельской жизни 800 р. msk.kassir.ru В магазин >>
Василий Шукшин Петька Краснов рассказывает Василий Шукшин Петька Краснов рассказывает 9.99 р. litres.ru В магазин >>
Шукшин В. Василий Шукшин. Малое собрание сочинений Шукшин В. Василий Шукшин. Малое собрание сочинений 349 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Дмитрий Goblin Пучков Василий Шукшин - Танцующий Шива Дмитрий Goblin Пучков Василий Шукшин - Танцующий Шива 49 р. litres.ru В магазин >>
Дмитрий Goblin Пучков Василий Шукшин - Срезал Дмитрий Goblin Пучков Василий Шукшин - Срезал 49 р. litres.ru В магазин >>
Дмитрий Goblin Пучков Василий Шукшин - Охота жить Дмитрий Goblin Пучков Василий Шукшин - Охота жить 49 р. litres.ru В магазин >>
Василий Шукшин: Избранное (3 DVD) Василий Шукшин: Избранное (3 DVD) 1009 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Василий Шукшин Петька Краснов рассказывает скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

Петька Краснов рассказывает

Петька Краснов рассказывает

Родные Петьки Краснова собрались послушать, как он ездил на юг лечить радикулит.

Петька вернулся как раз в субботу, пропарился в родной бане, выпил «законную» и стал рассказывать. Он, вообще, рассказывать не умеет – торопится всегда, перескакивает с пятого на десятое и вдобавок шепелявит (букву «ш» толкает куда-то в передние зубы, получается не то «с», не то «з» – что-то среднее). А тут еще он волнуется, ему охота рассказать поярче, побольше – не так уж часто его слушают, да еще сразу столько людей. И всем, он понимает, интересно.

– Народу-у, мля. – у него какая-то дурацкая привычка: чуть ли не после каждого слова приговаривать «мля». К этому привыкли, не обращают внимания.

– Идес, мля, по пляжу – тут баба голая, там голая – валяются. Идее, переступаес через них… – Петька выговаривает: «переступас».

– Совсем, что ли, голые?

– Зачем? Есть эти, как их. купальники. Но это ж так – фиксия.

Дорогие друзья по чтению. Книга "Петька Краснов рассказывает" Шукшин Василий Макарович произведет достойное впечатление на любителя данного жанра. При помощи ускользающих намеков, предположений, неоконченных фраз, чувствуется стремление подвести читателя к финалу, чтобы он был естественным, желанным. Интригует именно та нить сюжета, которую хочется распутать и именно она в конце становится действительностью с неожиданным поворотом событий. Зачаровывает внутренний конфликт героя, он стал настоящим борцом и главная победа для него - победа над собой. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными. Запутанный сюжет, динамически развивающиеся события и неожиданная развязка, оставят гамму положительных впечатлений от прочитанной книги. Невольно проживаешь книгу – то исчезаешь полностью в ней, то возобновляешься, находя параллели и собственное основание, и неожиданно для себя растешь душой. Место событий настолько детально и красочно описано, что у читающего невольно возникает эффект присутствия. Увлекательно, порой смешно, весьма трогательно, дает возможность задуматься о себе, навевая воспоминания из жизни. В романе успешно осуществлена попытка связать события внешние с событиями внутренними, которые происходят внутри героев. Многогранность и уникальность образов, создает внутренний мир, полный множества процессов и граней. "Петька Краснов рассказывает" Шукшин Василий Макарович читать бесплатно онлайн невозможно без переживания чувства любви, признательности и благодарности.

Добавить отзыв о книге "Петька Краснов рассказывает"

Источник:

readli.net

Петька Краснов рассказывает, Василий Шукшин, Readr - читатель двадцать первого века

«Петька Краснов рассказывает», Василий Шукшин

Родные Петьки Краснова собрались послушать, как он ездил на юг лечить радикулит.

Петька вернулся как раз в субботу, пропарился в родной бане, выпил «законную» и стал рассказывать. Он, вообще, рассказывать не умеет – торопится всегда, перескакивает с пятого на десятое и вдобавок шепелявит (букву "ш" толкает куда-то в передние зубы, получается не то "с", не то "з" – что-то среднее). А тут еще он волнуется, ему охота рассказать поярче, побольше – не так уж часто его слушают, да еще сразу столько людей. И всем, он понимает, интересно.

– Народу-у, мля. – у него какая-то дурацкая привычка: чуть ли не после каждого слова приговаривать «мля». К этому привыкли, не обращают внимания.

– Идес, мля, по пляжу – тут баба голая, там голая – валяются. Идее, переступаес через них… – Петька выговаривает: «переступас».

– Совсем, что ли, голые?

– Зачем? Есть эти, как их. купальники. Но это ж так – фиксия.

– А ты как? Одетый?

– Зачем? Я сперва в трусах ходил, потом мне там один посоветовал купить плавки. Ну, я стал, как все. Так они что делают, мля: по улице и то ходют вот в таких вот станисках – сортики. Ну, идес, ну – смотрис же. Неловко, вообсе-то…

– Ну да: другая по харе даст.

– Мне там один посоветовал: ты, говорит, купи темные очки – ни черта, говорит, не разберес, куда смотрис.

– А вот они! На, надень! Ну, надень!

– Смотри вон на Зойку – баску не поворачивай! Ниже! Смотрис?

– Заметно, куда он смотрит?

– Заходис вечером в ресторан, берес саслык, а тут наяривают, мля, тут наяривают. Он поет, а тут танцуют. Ну, танцуют, я те скажу. Сердце заходится, сто только выделывают! Так поглядис – вроде совестно, а потом подумаес: нет, красиво! Если уж им не совестно, чего мне-то совестно? Атомный век, мля, – должна быть скорость. Нет, красиво. Там один стоял: бесстыдники, говорит. Ну, его тут же побрили: не нравится – не смотри! Иди спать! А один раз как дали «Очи черные», у меня на глазах слезы навернулись. Такое оссюсение: полезь на меня пять человек – не страсно. Чуть не заплакал, мля. А полезли куда-то на гору, я чуть не на карачках дополз, мля, ну – красота! Море. Пароходы… И, главное, на каждом пароходе своя музыка. Такое оссюсение: все море поет, мля. Спускаемся – опять в ресторан…

– Так это ж сколько денег просадить можно?! Если тут ресторан, там – ресторан…

– Там рестораны на каждом сагу. Дорого, конесно. Мне там один говорит: первый и последний раз. Нет, можно без ресторанов, там пельменные на каждом сагу.

– Пельмени. Пожалуйста. Три порции – вот так хватает.

– То-то ты полторы сотни уханькал – по ресторанам-то.

– Десевле нельзя. Но сто я вам скажу: нигде ни одного грубого слова! Стобы матерное слово – боже упаси! Только суточки, суточки… Все смеются, сутят. Смеются, прямо сердце радуется. И пьяных нету. Так, идес – видис: врезамсы, паразит! По глазам видно. Но – не сатается. Но вот хохма была! Посли домик Чехова смотреть, ну, надели какие-то тряпосные стуковины на ноги – стоб пол не портить. Ну, сагаем потихоньку, слусаем… А там под стеклом кожаное пальто висит. Ну, эта женщина, солидная такая, стояла рядом… как заорет: «Это он такой больсой был!» Да как брякнется! – Петька долго один смеется, вспомнив, как брякнулась солидная тетя. – Она на каблучках, а хотела подойти поближе – поглядеть пальто, а запуталась в этих стуках-то… Ну, мля, все за животики взялись…

– А што за пальто-то? Какое пальто?

– Пальто Чехова, писателя. Он в нем на Сахалин ездил.

– Да зачем! Сам ездил – посмотреть. От он тогда и простыл. Додуматься – в таком пальтисечке в Сибирь! Я ее спрасываю: «А от чего у него чахотка была?» – «Да, мол, от трудной жизни, от невзгод», – начала вилять. От трудной жизни… Ну-ка, протрясись в таком кожанчике через всю Сибирь…

– Ну, она и была – трудная жизнь, раз ему тулуп взять не на што было.

– Может, не знал человек, какие тут холода.

Петька молчит, потому что забыл спросить тогда у женщины-экскурсовода: зимой ездил Чехов или летом?

– Знаес, какой у него рост был?

– У Чехова. Метр восемьдесят семь!

Это родных не удивило – знавали и повыше. Это тогда экскурсантов почему-то очень всех удивило, и Петька удивился со всеми вместе. И сейчас хотел удивить.

– Ну а радикулит-то как? Полегчало?

– Совсем почти не чую! Во, гляди: встал, нагнулся, выпрямился… – Петька встал, нагнулся, выпрямился. – А раньше, если нагнулся, то не разогнесся.

– А говоришь, на гору чуть не на карачках заполз.

– То – на гору! На гору мне пока тяжело.

– Ну, пора и на боковую, – сказал тесть Петькин, сам тоже с трудом поднимаясь, – засиделся. – Завтра ставать рано. Пойдешь покосить со мной? Или отдохнуть охота с дороги?

– Пойду! – с удовольствием откликнулся Петька. – Я наотдыхался.

– Ему теперь – двойную норму ломать надо, – сказал сосед Петькин, дядя Родион, который тоже приходил послушать про теплые края. – Полторы тыщи по-старому за месяц – это…

– А дорога! – воскликнула теща.

– Да, кусаются они, курортики-то.

Петьке неловко стало, что из-за его проклятого радикулита пришлось истратить больше двухсот рублей.

– Виноват я теперь, если он ко мне извязался?

– Кто тебя винит! – искренне сказал тесть. – Никто не винит. Хворь – она всегда дорого стоит.

Источник:

readr.su

Читать Петька Краснов рассказывает - Шукшин Василий Макарович - Страница 1 - читать онлайн

Петька Краснов рассказывает, стр. 1

Петька Краснов рассказывает

Родные Петьки Краснова собрались послушать, как он ездил на юг лечить радикулит.

Петька вернулся как раз в субботу, пропарился в родной бане, выпил «законную» и стал рассказывать. Он, вообще, рассказывать не умеет – торопится всегда, перескакивает с пятого на десятое и вдобавок шепелявит (букву "ш" толкает куда-то в передние зубы, получается не то "с", не то "з" – что-то среднее). А тут еще он волнуется, ему охота рассказать поярче, побольше – не так уж часто его слушают, да еще сразу столько людей. И всем, он понимает, интересно.

– Народу-у, мля. – у него какая-то дурацкая привычка: чуть ли не после каждого слова приговаривать «мля». К этому привыкли, не обращают внимания.

– Идес, мля, по пляжу – тут баба голая, там голая – валяются. Идее, переступаес через них… – Петька выговаривает: «переступас».

– Совсем, что ли, голые?

– Зачем? Есть эти, как их. купальники. Но это ж так – фиксия.

– А ты как? Одетый?

– Зачем? Я сперва в трусах ходил, потом мне там один посоветовал купить плавки. Ну, я стал, как все. Так они что делают, мля: по улице и то ходют вот в таких вот станисках – сортики. Ну, идес, ну – смотрис же. Неловко, вообсе-то…

– Ну да: другая по харе даст.

– Мне там один посоветовал: ты, говорит, купи темные очки – ни черта, говорит, не разберес, куда смотрис.

– А вот они! На, надень! Ну, надень!

– Смотри вон на Зойку – баску не поворачивай! Ниже! Смотрис?

– Заметно, куда он смотрит?

– Заходис вечером в ресторан, берес саслык, а тут наяривают, мля, тут наяривают. Он поет, а тут танцуют. Ну, танцуют, я те скажу. Сердце заходится, сто только выделывают! Так поглядис – вроде совестно, а потом подумаес: нет, красиво! Если уж им не совестно, чего мне-то совестно? Атомный век, мля, – должна быть скорость. Нет, красиво. Там один стоял: бесстыдники, говорит. Ну, его тут же побрили: не нравится – не смотри! Иди спать! А один раз как дали «Очи черные», у меня на глазах слезы навернулись. Такое оссюсение: полезь на меня пять человек – не страсно. Чуть не заплакал, мля. А полезли куда-то на гору, я чуть не на карачках дополз, мля, ну – красота! Море. Пароходы… И, главное, на каждом пароходе своя музыка. Такое оссюсение: все море поет, мля. Спускаемся – опять в ресторан…

– Так это ж сколько денег просадить можно?! Если тут ресторан, там – ресторан…

– Там рестораны на каждом сагу. Дорого, конесно. Мне там один говорит: первый и последний раз. Нет, можно без ресторанов, там пельменные на каждом сагу.

– Пельмени. Пожалуйста. Три порции – вот так хватает.

– То-то ты полторы сотни уханькал – по ресторанам-то.

– Десевле нельзя. Но сто я вам скажу: нигде ни одного грубого слова! Стобы матерное слово – боже упаси! Только суточки, суточки… Все смеются, сутят. Смеются, прямо сердце радуется. И пьяных нету. Так, идес – видис: врезамсы, паразит! По глазам видно. Но – не сатается. Но вот хохма была! Посли домик Чехова смотреть, ну, надели какие-то тряпосные стуковины на ноги – стоб пол не портить. Ну, сагаем потихоньку, слусаем… А там под стеклом кожаное пальто висит. Ну, эта женщина, солидная такая, стояла рядом… как заорет: «Это он такой больсой был!» Да как брякнется! – Петька долго один смеется, вспомнив, как брякнулась солидная тетя. – Она на каблучках, а хотела подойти поближе – поглядеть пальто, а запуталась в этих стуках-то… Ну, мля, все за животики взялись…

– А што за пальто-то? Какое пальто?

– Пальто Чехова, писателя. Он в нем на Сахалин ездил.

– Да зачем! Сам ездил – посмотреть. От он тогда и простыл. Додуматься – в таком пальтисечке в Сибирь! Я ее спрасываю: «А от чего у него чахотка была?» – «Да, мол, от трудной жизни, от невзгод», – начала вилять. От трудной жизни… Ну-ка, протрясись в таком кожанчике через всю Сибирь…

– Ну, она и была – трудная жизнь, раз ему тулуп взять не на што было.

– Может, не знал человек, какие тут холода.

Петька молчит, потому что забыл спросить тогда у женщины-экскурсовода: зимой ездил Чехов или летом?

– Знаес, какой у него рост был?

– У Чехова. Метр восемьдесят семь!

Это родных не удивило – знавали и повыше. Это тогда экскурсантов почему-то очень всех удивило, и Петька удивился со всеми вместе. И сейчас хотел удивить.

– Ну а радикулит-то как? Полегчало?

– Совсем почти не чую! Во, гляди: встал, нагнулся, выпрямился… – Петька встал, нагнулся, выпрямился. – А раньше, если нагнулся, то не разогнесся.

– А говоришь, на гору чуть не на карачках заполз.

– То – на гору! На гору мне пока тяжело.

– Ну, пора и на боковую, – сказал тесть Петькин, сам тоже с трудом поднимаясь, – засиделся. – Завтра ставать рано. Пойдешь покосить со мной? Или отдохнуть охота с дороги?

– Пойду! – с удовольствием откликнулся Петька. – Я наотдыхался.

– Ему теперь – двойную норму ломать надо, – сказал сосед Петькин, дядя Родион, который тоже приходил послушать про теплые края. – Полторы тыщи по-старому за месяц – это…

– А дорога! – воскликнула теща.

– Да, кусаются они, курортики-то.

Петьке неловко стало, что из-за его проклятого радикулита пришлось истратить больше двухсот рублей.

– Виноват я теперь, если он ко мне извязался?

– Кто тебя винит! – искренне сказал тесть. – Никто не винит. Хворь – она всегда дорого стоит.

На том все и порешили.

Только теща добавила:

– Теперь уж берегись! А то ведь не берегетесь нисколь. Потные, не потные – лезете под машину на сырую землю спиной. Рази так можно! Возьми да постели куфайку хоть, руки-то не отсохнут. Зато здоровый будешь.

Мужики закурили еще по одной. Дядя Родион ушел домой.

Петька докурил папиросу, сидя за столом, аккуратно загасил окурок об край тарелки, бросил в угол и пошел в горницу – к жене Зое.

Зоя уже постелила и лежала, отвернувшись к стене. Петька, одетый еще, хотел сперва поцеловать ее… Зоя накрылась одеялом с головой. Петька опешил:

– Ничего… Не лезь. Их же там много на пляже валялось – чего ты ко мне лезешь?

– Ни «сто»! Не лезь, и все. Мало тебе их там было?

Петька даже осердился, хоть редко сердился.

– Дура ты, дура. Кому я там нужен? Там без меня хватает – специально этим делом занимаются. Их со мной, сто ли, сравнис.

Зоя рывком скинула одеяло, села. Она была злая.

– Так какого ж ты черта весь вечер сидел только про их и говорил?! Ничего другого не нашлось рассказывать, только – бабы, бабы… Тут бабы, там голые бабы…

– Но если их там много, чего я сделаю?

– Ты лечиться поехал, а не глаза пялить на баб! Очки ему даже посоветовали купить… Страмец. Весь вечер со стыда сидела сгорала.

– Дак взяла бы и подсказала! Я ж думал, как повеселей. Не суми зря-то. Зря сумис-то,

– Сумис, сумис… Сюсюкалка чертова!

– Ну, отойди, отойди маленько, – миролюбиво сказал Петька. – Я пока на крыльце посижу, покурю, – в душе он согласился с женой: в самом деле, распустил язык, не нашел, о чем поговорить. Да еще и приврал – с ресторанами-то: за весь месяц в ресторане-то был всего два раза. И один раз там пели «Очи черные». И танцевали. – Я покурю пойду.

– Иди куда хочешь.

Петька вышел на крыльцо, сел на приступку. Нечаянная ссора с женой не расстроила – она такая, Зоя: вспыхнет, как порох, и тут же отойдет. Да и не за что зло-то копить, что она, не понимает, что ли.

Ночь… Чуть лопочут листвой березки в ограде, чуть поскрипывает ставня… И наплывает от сараев, где коровы, куры, телок, живым теплым духом. И мерно каплет из рукомойника в таз… Вспомнились те ночи – далекие, где тихо шумит огромное море и очень тепло. И Петька усмехнулся, подумал: сколь велика земля! Пальмы растут на свете; люди пляшут, смеются; большие белые дома – чего только нет!

Источник:

online-knigi.com

Читать онлайн Петька Краснов рассказывает автора Шукшин Василий Макарович - RuLit - Страница 1

Читать онлайн "Петька Краснов рассказывает" автора Шукшин Василий Макарович - RuLit - Страница 1

Петька Краснов рассказывает

Родные Петьки Краснова собрались послушать, как он ездил на юг лечить радикулит.

Петька вернулся как раз в субботу, пропарился в родной бане, выпил «законную» и стал рассказывать. Он, вообще, рассказывать не умеет – торопится всегда, перескакивает с пятого на десятое и вдобавок шепелявит (букву "ш" толкает куда-то в передние зубы, получается не то "с", не то "з" – что-то среднее). А тут еще он волнуется, ему охота рассказать поярче, побольше – не так уж часто его слушают, да еще сразу столько людей. И всем, он понимает, интересно.

– Народу-у, мля. – у него какая-то дурацкая привычка: чуть ли не после каждого слова приговаривать «мля». К этому привыкли, не обращают внимания.

– Идес, мля, по пляжу – тут баба голая, там голая – валяются. Идее, переступаес через них… – Петька выговаривает: «переступас».

– Совсем, что ли, голые?

– Зачем? Есть эти, как их. купальники. Но это ж так – фиксия.

– А ты как? Одетый?

– Зачем? Я сперва в трусах ходил, потом мне там один посоветовал купить плавки. Ну, я стал, как все. Так они что делают, мля: по улице и то ходют вот в таких вот станисках – сортики. Ну, идес, ну – смотрис же. Неловко, вообсе-то…

– Ну да: другая по харе даст.

– Мне там один посоветовал: ты, говорит, купи темные очки – ни черта, говорит, не разберес, куда смотрис.

– А вот они! На, надень! Ну, надень!

– Смотри вон на Зойку – баску не поворачивай! Ниже! Смотрис?

– Заметно, куда он смотрит?

– Заходис вечером в ресторан, берес саслык, а тут наяривают, мля, тут наяривают. Он поет, а тут танцуют. Ну, танцуют, я те скажу. Сердце заходится, сто только выделывают! Так поглядис – вроде совестно, а потом подумаес: нет, красиво! Если уж им не совестно, чего мне-то совестно? Атомный век, мля, – должна быть скорость. Нет, красиво. Там один стоял: бесстыдники, говорит. Ну, его тут же побрили: не нравится – не смотри! Иди спать! А один раз как дали «Очи черные», у меня на глазах слезы навернулись. Такое оссюсение: полезь на меня пять человек – не страсно. Чуть не заплакал, мля. А полезли куда-то на гору, я чуть не на карачках дополз, мля, ну – красота! Море. Пароходы… И, главное, на каждом пароходе своя музыка. Такое оссюсение: все море поет, мля. Спускаемся – опять в ресторан…

– Так это ж сколько денег просадить можно?! Если тут ресторан, там – ресторан…

– Там рестораны на каждом сагу. Дорого, конесно. Мне там один говорит: первый и последний раз. Нет, можно без ресторанов, там пельменные на каждом сагу.

– Пельмени. Пожалуйста. Три порции – вот так хватает.

– То-то ты полторы сотни уханькал – по ресторанам-то.

– Десевле нельзя. Но сто я вам скажу: нигде ни одного грубого слова! Стобы матерное слово – боже упаси! Только суточки, суточки… Все смеются, сутят. Смеются, прямо сердце радуется. И пьяных нету. Так, идес – видис: врезамсы, паразит! По глазам видно. Но – не сатается. Но вот хохма была! Посли домик Чехова смотреть, ну, надели какие-то тряпосные стуковины на ноги – стоб пол не портить. Ну, сагаем потихоньку, слусаем… А там под стеклом кожаное пальто висит. Ну, эта женщина, солидная такая, стояла рядом… как заорет: «Это он такой больсой был!» Да как брякнется! – Петька долго один смеется, вспомнив, как брякнулась солидная тетя. – Она на каблучках, а хотела подойти поближе – поглядеть пальто, а запуталась в этих стуках-то… Ну, мля, все за животики взялись…

– А што за пальто-то? Какое пальто?

– Пальто Чехова, писателя. Он в нем на Сахалин ездил.

– Да зачем! Сам ездил – посмотреть. От он тогда и простыл. Додуматься – в таком пальтисечке в Сибирь! Я ее спрасываю: «А от чего у него чахотка была?» – «Да, мол, от трудной жизни, от невзгод», – начала вилять. От трудной жизни… Ну-ка, протрясись в таком кожанчике через всю Сибирь…

– Ну, она и была – трудная жизнь, раз ему тулуп взять не на што было.

– Может, не знал человек, какие тут холода.

Петька молчит, потому что забыл спросить тогда у женщины-экскурсовода: зимой ездил Чехов или летом?

Источник:

www.rulit.me

Петька Краснов рассказывает - Шукшин Василий Макарович - читать бесплатно электронную книгу онлайн или скачать бесплатно

Василий Шукшин Петька Краснов рассказывает

Тут находится электронная книга Петька Краснов рассказывает автора Шукшин Василий Макарович. В библиотеке isidor.ru вы можете скачать бесплатно книгу Петька Краснов рассказывает в формате формате TXT (RTF), или же в формате FB2 (EPUB), или прочитать онлайн электронную книгу Шукшин Василий Макарович - Петька Краснов рассказывает без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Петька Краснов рассказывает 7.24 KB

Петька Краснов рассказывает

Петька Краснов рассказывает

н ездил на юг лечить радикулит.

Петька вернулся как раз в субботу, пропарился в родной бане, выпил «закон

ную» и стал рассказывать. Он, вообще, рассказывать не умеет Ц торопится в

сегда, перескакивает с пятого на десятое и вдобавок шепелявит (букву "ш" то

лкает куда-то в передние зубы, получается не то "с", не то "з" Ц что-то средне

е). А тут еще он волнуется, ему охота рассказать поярче, побольше Ц не так у

ж часто его слушают, да еще сразу столько людей. И всем, он понимает, интере

Ц Народу-у, мля. Ц у него какая-то дурацкая привычка: чуть ли не после ка

ждого слова приговаривать «мля». К этому привыкли, не обращают внимания.

упаес через них… Ц Петька выговаривает: «переступас».

Ц Совсем, что ли, голые?

Ц Зачем? Есть эти, как их. купальники. Но это ж так Ц фиксия.

Ц А ты как? Одетый?

Ц Зачем? Я сперва в трусах ходил, потом мне там один посоветовал купить п

лавки. Ну, я стал, как все. Так они что делают, мля: по улице и то ходют вот в та

ких вот станисках Ц сортики. Ну, идес, ну Ц смотрис же. Неловко, вообсе-то…

Ц Мне там один посоветовал: ты, говорит, купи темные очки Ц ни черта, гово

рит, не разберес, куда смотрис.

Ц А вот они! На, надень! Ну, надень!

Ц Смотри вон на Зойку Ц баску не поворачивай! Ниже! Смотрис?

Ц Заметно, куда он смотрит?

Ц Нет, правда. Во.

Ц Заходис вечером в ресторан, берес саслык, а тут наяривают, мля, тут наяр

ивают. Он поет, а тут танцуют. Ну, танцуют, я те скажу. Сердце заходится, сто

только выделывают! Так поглядис Ц вроде совестно, а потом подумаес: нет, к

расиво! Если уж им не совестно, чего мне-то совестно? Атомный век, мля, Ц до

лжна быть скорость. Нет, красиво. Там один стоял: бесстыдники, говорит. Ну, е

го тут же побрили: не нравится Ц не смотри! Иди спать! А один раз как дали «О

чи черные», у меня на глазах слезы навернулись. Такое оссюсение: полезь на

меня пять человек Ц не страсно. Чуть не заплакал, мля. А полезли куда-то на

гору, я чуть не на карачках дополз, мля, ну Ц красота! Море. Пароходы… И, гла

вное, на каждом пароходе своя музыка. Такое оссюсение: все море поет, мля. С

пускаемся Ц опять в ресторан…

Ц Так это ж сколько денег просадить можно?! Если тут ресторан, там Ц рест

Ц Там рестораны на каждом сагу. Дорого, конесно. Мне там один говорит: пер

вый и последний раз. Нет, можно без ресторанов, там пельменные на каждом са

Ц Пельмени. Пожалуйста. Три порции Ц вот так хватает.

Ц То-то ты полторы сотни уханькал Ц по ресторанам-то.

Ц Десевле нельзя. Но сто я вам скажу: нигде ни одного грубого слова! Стобы

матерное слово Ц боже упаси! Только суточки, суточки… Все смеются, сутят.

Смеются, прямо сердце радуется. И пьяных нету. Так, идес Ц видис: врезамсы,

паразит! По глазам видно. Но Ц не сатается. Но вот хохма была! Посли домик Ч

ехова смотреть, ну, надели какие-то тряпосные стуковины на ноги Ц стоб по

л не портить. Ну, сагаем потихоньку, слусаем… А там под стеклом кожаное пал

ьто висит. Ну, эта женщина, солидная такая, стояла рядом… как заорет: «Это о

н такой больсой был!» Да как брякнется! Ц Петька долго один смеется, вспо

мнив, как брякнулась солидная тетя. Ц Она на каблучках, а хотела подойти

поближе Ц поглядеть пальто, а запуталась в этих стуках-то… Ну, мля, все за

Ц А што за пальто-то? Какое пальто?

Ц Пальто Чехова, писателя. Он в нем на Сахалин ездил.

Ц Ссылали, что ль?

Ц Да зачем! Сам ездил Ц посмотреть. От он тогда и простыл. Додуматься Ц в

таком пальтисечке в Сибирь! Я ее спрасываю: «А от чего у него чахотка была?

» Ц «Да, мол, от трудной жизни, от невзгод», Ц начала вилять. От трудной жи

зни… Ну-ка, протрясись в таком кожанчике через всю Сибирь…

Ц Ну, она и была Ц трудная жизнь, раз ему тулуп взять не на што было.

Ц Может, не знал человек, какие тут холода.

Петька молчит, потому что забыл спросить тогда у женщины-экскурсовода: з

имой ездил Чехов или летом?

Ц Знаес, какой у него рост был?

Ц У Чехова. Метр восемьдесят семь!

Это родных не удивило Ц знавали и повыше. Это тогда экскурсантов почему-

то очень всех удивило, и Петька удивился со всеми вместе. И сейчас хотел уд

Ц Ну а радикулит-то как? Полегчало?

Ц Совсем почти не чую! Во, гляди: встал, нагнулся, выпрямился… Ц Петька вс

тал, нагнулся, выпрямился. Ц А раньше, если нагнулся, то не разогнесся.

Ц А говоришь, на гору чуть не на карачках заполз.

Ц То Ц на гору! На гору мне пока тяжело.

Ц Ну, пора и на боковую, Ц сказал тесть Петькин, сам тоже с трудом поднима

ясь, Ц засиделся. Ц Завтра ставать рано. Пойдешь покосить со мной? Или от

дохнуть охота с дороги?

Ц Пойду! Ц с удовольствием откликнулся Петька. Ц Я наотдыхался.

Ц Ему теперь Ц двойную норму ломать надо, Ц сказал сосед Петькин, дядя

Родион, который тоже приходил послушать про теплые края. Ц Полторы тыщи

по-старому за месяц Ц это…

Ц А дорога! Ц воскликнула теща.

Ц Да, кусаются они, курортики-то.

Петьке неловко стало, что из-за его проклятого радикулита пришлось истр

атить больше двухсот рублей.

Ц Виноват я теперь, если он ко мне извязался?

Ц Кто тебя винит! Ц искренне сказал тесть. Ц Никто не винит. Хворь Ц он

а всегда дорого стоит.

На том все и порешили.

Только теща добавила:

Ц Теперь уж берегись! А то ведь не берегетесь нисколь. Потные, не потные

Ц лезете под машину на сырую землю спиной. Рази так можно! Возьми да посте

ли куфайку хоть, руки-то не отсохнут. Зато здоровый будешь.

Мужики закурили еще по одной. Дядя Родион ушел домой.

Петька докурил папиросу, сидя за столом, аккуратно загасил окурок об кра

й тарелки, бросил в угол и пошел в горницу Ц к жене Зое.

Зоя уже постелила и лежала, отвернувшись к стене. Петька, одетый еще, хотел

сперва поцеловать ее… Зоя накрылась одеялом с головой. Петька опешил:

Ц Ничего… Не лезь. Их же там много на пляже валялось Ц чего ты ко мне лезе

Ц Да ты сто, Зой?!

Ц Ни «сто»! Не лезь, и все. Мало тебе их там было?

Петька даже осердился, хоть редко сердился.

Ц Дура ты, дура. Кому я там нужен? Там без меня хватает Ц специально этим

делом занимаются. Их со мной, сто ли, сравнис.

Зоя рывком скинула одеяло, села. Она была злая.

Ц Так какого ж ты черта весь вечер сидел только про их и говорил?! Ничего д

ругого не нашлось рассказывать, только Ц бабы, бабы… Тут бабы, там голые б

Ц Но если их там много, чего я сделаю?

Ц Ты лечиться поехал, а не глаза пялить на баб! Очки ему даже посоветовал

и купить… Страмец. Весь вечер со стыда сидела сгорала.

Ц Дак взяла бы и подсказала! Я ж думал, как повеселей. Не суми зря-то. Зря су

Ц Сумис, сумис… Сюсюкалка чертова!

Ц Ну, отойди, отойди маленько, Ц миролюбиво сказал Петька. Ц Я пока на к

рыльце посижу, покурю, Ц в душе он согласился с женой: в самом деле, распус

тил язык, не нашел, о чем поговорить. Да еще и приврал Ц с ресторанами-то: з

а весь месяц в ресторане-то был всего два раза. И один раз там пели «Очи чер

ные». И танцевали. Ц Я покурю пойду.

Ц Иди куда хочешь.

Петька вышел на крыльцо, сел на приступку. Нечаянная ссора с женой не расс

троила Ц она такая, Зоя: вспыхнет, как порох, и тут же отойдет. Да и не за что

зло-то копить, что она, не понимает, что ли.

Ночь… Чуть лопочут листвой березки в ограде, чуть поскрипывает ставня… И

наплывает от сараев, где коровы, куры, телок, живым теплым духом. И мерно ка

плет из рукомойника в таз… Вспомнились те ночи Ц далекие, где тихо шумит

огромное море и очень тепло. И Петька усмехнулся, подумал: сколь велика зе

мля! Пальмы растут на свете; люди пляшут, смеются; большие белые дома Ц че

Ночь. Поскрипывает и поскрипывает ставенка Ц все время она так поскрипы

вает. Шелестят листвой березки. То замолчат Ц тихо, а то вдруг залопочут-

залопочут, неразборчиво, торопливо… Опять замолчат. Знакомо все, и почем

Надеемся, что книга Петька Краснов рассказывает автора Шукшин Василий Макарович вам понравится!

Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Петька Краснов рассказывает своим друзьям, дав ссылку на страницу с произведением Шукшин Василий Макарович - Петька Краснов рассказывает.

Ключевые слова страницы: Петька Краснов рассказывает; Шукшин Василий Макарович, скачать, читать, книга, онлайн и бесплатно

Источник:

www.isidor.ru

Василий Шукшин Петька Краснов рассказывает в городе Самара

В данном интернет каталоге вы можете найти Василий Шукшин Петька Краснов рассказывает по доступной стоимости, сравнить цены, а также изучить похожие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Транспортировка осуществляется в любой город России, например: Самара, Рязань, Пермь.